fbpx

Личная история Мари-Лийз Лилль: «К сожалению, насилие в близких отношениях по-прежнему остаётся в Эстонии довольно большой проблемой»

Главной темой июля на молодёжном информационном портале Teeviit является «Моя сексуальность и отношения». И сегодня нам удалось побеседовать с Мари-Лийз Лилль, благодаря которой на сцене Эстонского молодёжного театра появилась документальная постановка «В другой комнате», повествующая о насилии в близких отношениях. 

Как вы попали в театр? 

Будучи ребёнком, я очень любила ходить в театр, точно пересмотрела большую часть спектаклей из репертуара Эстонского драматического театра, а позже и Городского театра. В конце основной школы у меня появилась маленькая мечта – самой играть в театре, поэтому я поступила в театральный класс Образовательной коллегии Старого города. Поскольку моя любовь к театру только росла, в 2002-м году я поступила в школу сценического искусства Эстонской академии музыки и театра, которую я окончила как актриса. 

Откуда появилась идея создания постановки «В другой комнате»?

Вместе с драматургом Прийтом Пыльдмаа мы пытались разобраться в том, какое влияние оказывают на нас поведенческие модели предыдущего поколения, что передали нам наши родители, в какой степени мы на них похожи или насколько хотели бы различаться. Слушая истории разных людей, тема насилия в близких отношениях вышла на поверхность сама собой, поскольку, к сожалению, предыдущие поколения передали нам по наследству также опыт и переживания, тесно связанные с насилием. 

Вы лично когда-либо сталкивались с насилием в близких отношениях?

Нет, лично я никогда не сталкивалась, но видела со стороны признаки насилия в отношениях своих друзей, хотя и не всегда могла их распознать. Пожалуй, моё самое близкое соприкосновение с данной темой связано с тем, что я родилась в советское время, когда физическое наказание детей считалось абсолютно нормальным и общепринятым методом воспитания. Образно выражаясь, везде наготове лежал ремень. Я не помню, чтобы меня когда-то били, но общий фон был таков, что детей бить можно. Я рада, что сегодня этот фон изменился, мы открыто говорим о том, что бить детей недопустимо и неправильно.

В ходе подготовки постановки вы провели огромное количество интервью, что вас в них удивило? 

Абсолютно всё. То, насколько ужасные вещи могут делать по отношению друг к другу люди. И то, как те, кто прошёл через весь этот ужас, находят в себе силы подняться и жить дальше. 

Что было самым сложным в процессе создания данной постановки? С какими трудностями в ходе работы вы столкнулись?

Сложно было снова и снова воспроизводить пережитую другими людьми боль и, таким образом, вновь переживать её самой. Я никогда раньше так много не плакала на репетициях. И не смеялась. Ведь проживание боли поистине очищает и освобождает. И, конечно, мне помогало осознание того, что я проливаю эти слёзы на сцене как актриса, а участники этих историй проживали всё по-настоящему в реальной жизни. Это помогло мне выстроить многие вещи в своей жизни в правильную перспективу.

По вашему мнению, является ли в Эстонии насилие в близких отношениях большой проблемой?

К сожалению, насилие в близких отношениях в Эстонии по-прежнему является очень большой проблемой. В день полиция получает примерно около 40 вызовов, связанных с насилием в близких отношениях (около 2 случаев в час), при этом считается, что случаев насилия, о которых не сообщают, ещё больше. Проблема заключается в том, что в нашем обществе недостаточно много говорят о разных видах насилия – все понимают, что нельзя, например, бить другого человека кулаком по лицу, но также нельзя считать нормой и то, когда партнёр читает ваши письма, контролирует ваше поведение и указывает, с кем можно общаться, какую одежду нужно носить и т.д. 

Почему эту постановку обязательно должна посмотреть молодёжь?

Я уверена, что чем раньше мы осознаем в отношениях, что что-то идёт не так, не важно: дома с родителями (как говорит одна наша героиня Ирис: «Я думала, что все семьи так живут. Что если у мамы ломается миксер, то за это достаётся детям») или в первых отношениях (как говорит наша героиня Мерилин: «Я была в точно такой же ситуации как тогда, когда я съехала, или ещё хуже»). Чем быстрее мы сможем распознать признаки зарождающегося насилия, тем менее глубокий след это оставит в наших сердцах и головах и, разумеется, тем быстрее мы сможем излечиться.

Loe veel sarnasel teemal:

TAGASISIDE
×

Kirjuta meile oma arvamus